Черные лебеди Золотого глобуса

Когда Бог устает, он посылает на землю падшего ангела и тот братается со всеми голливудскими стилистами, чтобы сменить блеск перьев павлина на похоронную процессию чёрного цвета. Но не таков Голливуд. Перья, стразы и рюши разом напились от горя, но втихую, на четвереньках проползли на церемонию Золотого Глобуса. Чёрному цвету пришлось пропустить подвыпивших вперёд и отойти в сторону.

Первыми приплелись блеск и нищета куртизанок. Вам что, повеселее и пободрее? Нет, не хотите всё сразу? Хорошо, начнём постепенно. Вот благородная грусть донны Кэтрин Зета-Джонс.

Когда тюль просто наворачивают на прозрачное тело, тело теряет свою сексуальность. Он вешает бирку ценника, и не всегда понятно, платья ли. Укорачивает ноги. Прячет изгибы. Обволакивает иллюзией лишнего объёма. И всё это тюль проделывает мастерски, и поэтому, к гипюру и прочим прозрачным тканям стоит относиться с большим скептицизмом и осторожностью, будто имеете дело с компроматом. Договорились?

Также странная мода на высокие трусы с узким концом искажает пропорции ног, и, в первую очередь, бёдра. Они становятся не то чтобы аппетитными, а скорее искусственно оформленными. Пояс под вырезом, чтобы обрисовать талию, но под ним как бы угадывается живот. Декольте вторит вырезу трусов. Куда смотреть? В глаза?

Коричневый хвост теней заваливает разрез глаз, а от души обведённные губы, тоже данность писку последней моды, выдают возраст. Нет, отвернулись от глаз и пошли на других поглазеем.

 

Вот вам повеселее – Эшли Джадд. Признайтесь, кто был рад увидеть Эшли снова в строю? Отметили симпатичное, но неровное платье, приветливо помахали ручкой и мысленно пожелали вернуться с яркой ролью.

 

Позадиристее? Это, само собой, к Хелен Миррен. Недаром актриса любит носить обувь стриптизерш и щеголяет ими при удобном случае. Если скромно опустить руки и прикрыться клатчем, выставив вперёд прозрачные рукава в гипюре, получается вполне себе чинно-благородно, а без клатча — полиция нравов не останется без работы с такими провокациями.

При всём уважении и бешеной симпатии к Хелен, не вытягивает она провокацию. Рядом должен встать скульптор, влюблённый в женское тело и безжалостно отсекать лишние линии и объёмы, и расчётливо раздевать женщину как богиню, например, как творил Аззедин Алайя с помощью Стефани Сеймур. Да, шикарная фигура фотомодели и все дела, но кто сказал, что Миррен не может? Поверьте, что может.

 

Поглазурнее? Погламурнее? Дайте подумать. Конечно же, Пенелопа Крус. Странный, однако, выбор платья. С прямоугольника сползает платье, не задерживаясь ни на чём, но причпокнутое сзади громоздким шлейфом-воланом. Не под платье нужно подбирать людей, а платье под женщину. Включая фигуру. И про талию не забудьте. Нет, про женщину не забудьте. Вива, Испания!

 

Вариант «эконом» Джины Дэвис. Можно ли проскочить поскорее, закрыв глаза и ограничиться просьбой больше не делать так?

Вторыми явились призраки красивых женщин. С недавних времен над Анджелиной Джоли начал светиться нимб, благостью наполненный. Благожелательная улыбка, замершие глаза и выверенный ракурс груди. Тяжко ты земное бремя, для царственных особ.

Накидкой с перьями помахало нам эхо Золотого века Голливуда. Откроем дверь старого Голливуда, сунем нос. Что было ключевым моментом той эпохи? Выразительность. Большими буквами. Для примера можете взглянуть на фотографию легенды Голливуда — Джоан Кроуфорд и сравнить. Теперь представьте, что выразительность прополоскали в хлорке и выудили на белый свет. Что получилось? Благостность. Отличный инструмент для пиара, но фальшивый.

Безупречная работа команды стилистов и визажистов — смирение прозвучало в их жестах, кокетливо мигнувшее наращёнными ресничками.

 

Теневая сторона Мишели Пфайффер не хочет вылезать на свет и вспомнить про краски жизни. Серый цвет тоже сильный цвет, но именно тогда, когда он на первых ролях с умело расставленными акцентами. Тут же чёрный цвет с помощью серого, слегка послюнявив, подчеркнул пыль, ненужные тени, ненужное настроение. Почему тонкие черты Мишель потеряли свою игру? Как будто сняли ксерокопию и, плюнув-растерев пятёрню, на скорую руку сварганили подобие образа в пиджаке.

 

Чем старше становится цифра в паспорте Николь Кидман, тем моложе её платья. И девичий задор. Но не понимание стиля, к сожалению. И не понимание внешности Николь. Изо всех ломаных щелей лезет желание казаться юной и красивой. Естественное желание, и, если говорить откровенно, большинство женщин стремятся к этому. И тут, как нигде, очень важно чувство меры. Бриллиант не в те руки ювелира попал, не ту огранку приобрёл. Эх, Николь.

По-другому бы обыграть руки, без намёков на руки Мадонны, открыть взгляд, а это более тонкая проработка бровей, другая форма наращённых ресниц (мужчины, простите за уточнение деталей), подчеркнуть белокожесть и внести изюминку. Вернуть рыжие волосы. Более графично проработать скулы. Сузить губы. И выдать платья британского дизайнера Джайлза Дикона. А ещё лучше порыться в архивах Маккуина.

 

О-о-о-о-о-о. О-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о. Сара Джессика Паркер. Вырез — пряжка —  сеточка — ножка. Богиня. Богиня элегии. И, слегка оторопев, следует это признать исключительно с присвистом и нотками восхищения. И не забудьте преклонить колени перед талантом — нет в этом Саре равных. Что тут можно убрать? Тут всё настолько органично вплелось во внешность, вросло и проросло, перекликнувшись парой слов с родственной душой. Ни убавить, ни отнять. Восхититесь, отдайте дань уважения, и, будьте лояльны, отпустите вместе с голубем мира.

 

В непонятные игры играет Хэлли Берри. Тело молодой женщины, а налёт такой, что припыленный возрастом. Чёлка закрывает брови, брови — это выразительность лица, и она спрятала брови. Что Хэлли приобрела? Как бы потухший взгляд. Зато выразительность на месте груди. Ненужное смещение акцентов всё-таки. Не грудь должна цеплять, а взгляд. И платье не должно напоминать марлю из кружева. И не заставлять вас задаваться вопросом, есть ли под ним нижнее белье. Никак нет-с. Неприлично-с. Вы что?

 

Стилист Кэрри Вашингтон, по-видимому, освоил первый урок по предмету «следование тенденциям моды» с отличием и резво взялся за дело. Ничего, решение скрестить блестючее парео и гламурные боты в цветочек оригинально. Небось и премию за идею получил. Цветочки вы можете оценить. А остальное неважно. Первый класс всё-таки.

Третьими по счёту напомнили о себе попытки сделать «красиво». Знаете, как приходят в салон, утонут в кресле, томно закинут нога за ногу и попросят: «А сделайте мне красиво!»

Джессика Бил представляет собою удивительное сочетание мощи и необъезженной элегантности. Платье перед вами поигрывает мускулами. Женского рода. Тренажёрные залы рулят, но в меру, а то как ни глянь, бодибиллеры в платьях вышагивают. Слышите, железки загремели? А прозвучавший звук сломанных каблуков туфель?

 

Джессике Честейн где-то в настройках отказано, чтобы быть красивой. Иначе как объяснить то, что она раз за разом выбирает образы, нивелирующие всё, что есть в ней? Рыжие волосы, тонкие, слегка размытые черты и некую хрустальную прозрачность? И ноль выразительности. Обычно рыжим это отпущено сверх меры, кой можно позавидовать — большинство прилагает множество усилий для привлечения внимания, а им достаточно просто отметиться в журнале посещений, и глаза будут выискивать именно рыжих.

 

Диана Крюгер. Тот случай, когда детали выдают. Что на первом месте — неестественно выгнутая спина или красивое платье? Закрытые плечи, но открытые мешки подмышек? Невольно вспоминаются платья золотого Голливуда, когда умели носить открытые платья и прекрасно обходились без демонстрации подобных анатомических подробностей. Не без занудства, но все же: для красивого платья мало просто красивой девушки, мало просто надеть, надо понимать, как носить. Не на манекен надеть платье, а на женщину, наполнить её жизнью, женственностью и мягким сиянием. И обращайте, пожалуйста, внимание на то, как открываются углы лба при укладке волос — расширенный кверху треугольник лба мало кого красит.

 

Постные или пресные платья? Это к Алисии Викандер. Её естественность обезоруживает, обеззараживает, поддерживает интерес какое-то время, а потом смывается почитать книжку на диване. Неинтересно ей с нами, понимаете ли.

 

Далее явились личности и платья. По отдельности. Кто кого сопровождал — решать вам.

Лина Хиди. Спасибо, милостивый господь, как раз тот случай, когда неважно, что за платье на женщине надето. Главное — она сама. Но на заметку, про такие платья лучше забыть. И как не возрадоваться тому, что вернулись, наконец, красивые цвета в макияж.

 

Кейт Хадсон капитально штормит. Пошлость мало кого красит, а бравирование ею — тем более. Была милая девушка, стала умудренная годами женщина. Вырез некрасивой формы и смачно обведённые контуры губ — всего лишь две детали, а как сообща работают, врагу не пожелаешь.

 

Неестественный блонд прошёлся по многим головам и скосил ряды, обнажив вкусовщину. Геометрия платья Сирши Ронан с накладными плечами пафоса доносит месседж и одновременно пытается вывести какую-то свою формулу. Но пардон, формула у всех женщин одна — сделайте их красивыми.

 

И громоздкие объекты явились, не запылились.

Парад больших платьев открывает Кендалл Дженнер. Надо отдать должное Кендалл как модели — если она и промахивается, то аккуратно. Откровенных ляпов вы не найдёте, но быстро потеряете девушку среди толпы. Зато Кендалл всегда сдаст как бы свой парень, называемый трендом. Свежий тренд на обведённые сверх меры губы выглядит пошло, и, получается, главный акцент данного образа тычет в губы. Вы можете не оценивать визуальный эффект от размазанных губ, не придавать этому значения, и тем не менее он пагубно влияет на восприятие человека — стирается его индивидуальность, ведь губы — одна из самых выразительных черт человека.

 

Пышущее здоровьем платье Келли Кларксон приветствует вас с красной дорожки. Правда, симпатично? Чуть талию сузить, верх и низ из одной ткани, рукава тоже, плечи вернуть на место и будет норм.

 

Пример образа Кристины Хендрикс наглядно демонстрирует, что бывает, когда чёрный цвет собран из разных фактур. Всё развалилось. Матовый, бархатный верх, блестящая юбка с помощью пояса съевшая талию и застрявшие между лифом и юбкой брюки. Имело смысл всё сшить из одной ткани, в данном случае — из бархата, для огранки и цельности силуэта, от пояса отказаться и заузить брюки, чтобы вытянуть рост и добавить изящества образу.

И Дюймовочки:

Нельзя не промолчать про блонд Эмилии Кларк. Зачем испортили красивую девушку? После Ким Кардашьян разом решили, что блонд это клёво и круто, надо попробовать. Но с Ким работает отличный визажист, и он собирает всё в один образ, а не: брови – отдельно, отросшие корни – отдельно, и ненужный груз времени тут как тут. Морщинка там, морщинка сям, и с добрый десяток лет само накинулось. Но это ладно. Платье подобрано с целью отрезать внимание от всего и подчеркнуть пухлость рук? Это смерть для маленького роста. Руки нужны, чтобы вытягивать рост, а не прятать его.

Также платье Эмилии Кларк, как и у Натали Портман, — отличное пособие, как укоротить руки. Следуйте инструкции ниже.

Приготовили ножницы? Отрежьте верх.

Всё, готово. Получите бонусы в виде:

  • Грудь повисла в воздухе.
  • Вместе с головой.
  • Кисти рук болтаются.
  • Театр пантомимы.

Хорошо, что стилисты Риз Уизерспун не стали выпендриваться и с помощью старой доброй классики спасли её рост. А, может, и положение.

Из серии «не понял, что это было».

Эмма, зачем так уродовать себя?

Ева, зачем одеваться как шкаф?

Мерил, ну что за платье? Сколько можно? Что за посадка на груди? Но очки зачётные. Долго подбирали?

 

Расстроили.

Джиллиан Андерсон зачем-то покрасилась в неестественно старящий блонд и стала похожа на восковую статую.

 

Блестящие складки Октавии Спенсер блестяще подчеркнули объём. Зачем?

 

Выпустили на редкость невнятную и невыразительную Эмму Стоун. Убийственные цвета для макияжа. Куда делось солнце?

Что за мертвецкий оттенок кожи?

Верните, пожалуйста, нормальный макияж Эмме. И платья.

 

Дебре Мессинг не довели до ума хороший образ — тяжёлая фактура и цвета перевесили. Но сначала макияж, и обратите внимание на грубый контур губ. Тот же случай, что и с Кендалл Дженнер, Кейт Хадсон и Зета Джонс. Они солируют вместо того, чтобы подчеркнуть интересные черты Дебры, и вместе с тяжёлыми смоки глаз размазывают лицо.

Округлый нижний вырез платья открывает достаточно свободные брюки. Это ошибка, поскольку появляется намёк на полноту. Тяжёлый рукав плеч сдавливает верх, а вырез внизу, наоборот, расширяет бёдра. Получается диспропорция в пользу Ким Кардашьян.

 

Самое приятное напоследок. В этот выход выстрелило сразу несколько образов, и, что было особенно приятно, откровенные неудачницы в вечных факапах преобразились на один вечер.

Вечный аутсайдер стиля на красной дорожке Дакота Джонсон. Иногда кажется, что родители Дакоты, Мелани Гриффит и Дон Джонсон, борются внутри дочки за то, в чём они сильны: Мелани — в отсутствии вкуса, Дон — наоборот, вставляет палки в колёса. Пока что верх обычно держит Мелани, но в этот вечер верх одержал Дон, и это был один из лучших выходов Дакоты.

Попытки визажистов «прочесть» лицо Дакоты, где спрятаны лукавство Дона и мягкость Гриффит, чтобы взять лучшее от звёздных родителей, заканчивались провалом. Магнетизм отца в Дакоте пока неуправляем, девушка ещё не понимает, каким сильным оружием наделила её природа, и не умеет пользоваться визитной карточкой Дона. И стесняется.

В этот вечер Дакота была прекрасна, перейдя на сторону отца. Помочь взять всё лучшее от Дона ей помогла естественная простота образа. А привет украдкой от Гриффит вы можете увидеть в украшении на спине платья.

 

Глядя на антиженственные тряпки Элизабет Мосс, всегда хочтся закрыть глаза и пройти мимо. В этот раз произошло чудо, по-другому нельзя назвать, и мир увидел, что Элизабет Мосс красива. Да, спасительная палочка-выручалочка в виде нестареющей классики, но ведь додуматься до этого тоже нужно. Господь милостивый, ниспосылай побольше таких озарений с неба на голливудских стилистов. Аминь.

Запомни, Элизабет, запомни, какой красивой можешь быть ты.

 

Прижизненный аутсайдер стиля во все веки веков — Лора Дерн. Горе горькое по свету шлялося, собирая самые некрасивые лукбуки для Лоры, и на камень невзначай набрело, ой, беда приключилася страшная! На пенсию отправили деда наконец, и Лора сразу расцвела! Вы знали, что у актрисы офигенная фигура? Нет? Оцените.

Чья светлая голова выбрала именно это платье для столь сложной внешности актрисы? Впервые, наверно, за всю жизнь, платье идёт Лоре. Похлопаем. Да, можно написать, что геометрия образа помогла собрать в цельную личность сложную внешность актрисы. Можно, но скучно. Давайте лучше напишем, что Лора Дерн, наконец, почувствовала себя женщиной. И расцвела.

 

Мэнди Мур очень зря не блистает на красных дорожках. У девушки есть все данные. Немного спорное из-за открытых плеч платье смотрится довольно эффектно.

 

Прекрасная Марго Робби, тоже частенько запарывающая образы вширь на красных дорожках. Стоит ли придираться к тому, что платью не хватает роста? Давайте пропустим, не часто балуют актрису эффектными выходами на красную дорожку.

 

Лаконичность Зои Кравиц непривычна и непонятна для попугаечьего щебета гламурных платьюшек. Чтобы помочь прорваться сквозь окружающий гвалт и построить по швам, стоило выбрать брюки. Со сломанной молнией. Да, это ближе к дядюшке Кравицу, но и мать тоже не промах.

 

Интересно, заметили ли тонкое и красивое платье Мэри Джей Блайдж?

 

А филигранный крой и отличную посадку платья Наоми Кэмбпелл?

 

Приз в виде сердечка со стрелой получает Сальма Хайек. Неужели актриса обкатала и укротила саму себя. Где же блеск и нищета випов Домов мод? Припрятаны до лучших времён?

 

Приз зрительских симпатий отходит к Конни Бриттон и остальным рыжим. У Конни получилось отойти от гламурных шаблонов с помощью простого свитера и пышной длинной юбки. Получилось настолько мило и изящно, воистину, с помощью простоты решается множество проблем в стиле.

 

Изабель Юппер добавили слишком много дешёвого металла в образ, но всё же, умение выглядеть в возрасте дорогого стоит.

 

Дьявольский магнетизм Мадлен Брюер восхищает и настораживает. Настораживает то, как хорошо прочувствован рыжий цвет волос в образе и пробито дно обволакивающей, мрачной чувственности. Восхищает, что рыжий цвет — не родной цвет волос девушки, поскольку найти достойную огранку цветов для искусственного рыжего цвета непросто, если сложно. А уж тем более преподнести как естественный оттенок оранжевого — высший пилотаж. Правда, у девушки уникальная внешность, Мадлен одинаково хороша как брюнетка, блондинка, шатенка и рыжая.

А теперь передадим слово главной героине.

«Ребята, будьте проще», — говорит нам Фрэнсис Макдорманд.

24/08/2018 19:15    Рубрика: Звёздный террариум    Фото: google.com  

 

Добавить комментарий


  1. Мария    16.09.2018 04:29

    Замечательный разбор!

    Голливуд разочаровал, увы…

    Ответить

    • Olga Leon    06.10.2018 12:44

      Спасибо:)

      Ответить

Добавить комментарий


Без регистрации
Авторизовавшись в одной из соцсетей:
Вконтакте Twitter Facebook.com Livejournal Yandex Google Mail.ru

Скрыть


Последние заметки:

Блондинка поневоле

Предпочитаете блондинок? А может, пересмотрите свои взгляды? Шатенки и брюнетки скажут вам спасибо и перекрасятся обратно в...

Кто в сапогах

Железная хватка Мелании Трамп не может не восхищать - железные каблуки, железная укладка и железная выдержка держат...

Снова красива

Встречайте снова красивую Энн Хэтэуэй - она вернулась к нам со своим шикарным и неповторимым шармом, взяв...

Не проскочила на зелёный

Красиво или грубо? Терпимо или царапает глаз? Выходы Кейт Бланшетт не всегда позволяют дать однозначный ответ. Спорные...